Category: происшествия

Немного о себе

Всем привет!

Меня зовут Дмитрий (можно просто Дима). По образованию - юрист. Многие при первом знакомстве думают, что я спесивый, высокомерный, занудный и заумный сноб с непонятными шутками, но если пообщаться со мной чуть больше, то Вы поймете, что это впечатление ошибочно.

Collapse )

"Гавел: его жизнь", Михаэл Жантовский (Хартия)

Хартия

Ни одно общество, независимо от уровня его технического развития, не может существовать без морального базиса, убеждений, не являющихся плодом необходимости, обстоятельств или текущих общепринятых взглядов. При этом мораль нужна не для функционирования общества, а для того, чтобы сделать человека человеком.
Ян Паточка «Об обязанности сопротивляться несправедливости»

К множеству легко забываемых людей явно не относится Ярослав Коран – талантливый фотограф и великолепный переводчик Генри Миллера, Кена Кизи, Курта Воннегута, Джона Кеннеди Тула, Тома Стоппарда и других современных англо-американских писателей. Длинный язык Коран впервые навел на него неприятности в легендарной стычке между Магором и майором тайной полиции, что стоило ему года в тюрьме. После освобождения, он нашел работу на водоочистительной станции, шум которой, по словам друзей, заставил Корана говорить еще громче. Но несмотря на это он был непоименованным крестным отцом Хартии 77. Ведь именно в его квартире 11 декабря 1976 года Вацлав Гавел и Ян Немец, держа в памяти свежие впечатления о суде над Plastic People, впервые встретились со Зденеком Млынаржем, бывшим главным архитектором Пражской весны, и Павлом Когоутом, бывшим идеалистичным сторонником коммунизма и одним из первых диссидентов, чтобы обсудить создание механизма, позволяющего обеспечить постоянную защиту прав человека и гражданских свобод. Как бывший аппаратчик, Млынарж думал о запуске комитета, а Гавел думал о создании открытого комитета единомышленником. Они сошлись на создании «гражданской инициативы». Две последующие встречи с участием бывшего министра иностранных дел Иржи Гаека, революционного марксиста Петра Уля, историков Павла Бергмана и Венделина Комеды, политолога Ярослава Сабаты и писателя Людвика Вацулика помогли сформировать текст совместной деклараци.

Collapse )

"Гавел: его жизнь", Михаэл Жантовский (Трехгрошовая опера)

Трехгрошовая опера

Жизнь — шутка, и все тому подтверждение;
Я так подумал однажды, а теперь я это знаю наверняка.
Джон Гей «Моя собственная эпитафия»[1]

Возможно больше, чем у иных людей, жизнь Вацлава Гавела может рассматривать как компактная, логичная и целенаправленная история, но это не значит, что сам Гавел видел ее такой. Как и большинство иных событий в жизни, восстановления контакта Вацлава Гавела с окружающим миром после пяти лет самозатворничества стало довольно случайным событием. Что началось как театрально-политическое событие позже превратилось в полноценную комедию ошибок благодаря творческой энергии Вацлава Гавела и его друзей, а также первобытным и жестким действиям властей.

Collapse )

"Trois couleurs: Bleu" (1993)

Свобода

Среди стран Западной Европы несколько стран занимают особое место для Польши и одной из них является Франция. Во Франции находили убежище политические беженцы, начиная с Адама Мицкевича. Часть польских эмигрантов и их потомков обогатили французскую культуру и науку, вспомните хотя бы о Марии Склодовской-Кюри. В XX веке данная традиция продолжилась, в том числе, польскими режиссерами. Франция была второй Родиной Анджея Жулавского (французы даже придумали глагол «le zulawskien»), Анджей Вайда снял несколько фильмов во Франции.

Collapse )

"Życie jako śmiertelna choroba przenoszona drogą płciową" (2000)

Он его обратил

Помню, когда мне было лет 10-11, я увидел в телепрограмме название этого фильма и подумал, что это эротика. Я дождался показа, включил телевизор, посмотрел минут пять, увидел свою ошибку и выключил. Теперь я уже знаю примерную тематику этого фильма, но поумнел ли я за это время?

Collapse )

"Tesis", 1996

«Режиссёр должен делать только то, чего хочет от него публика. Это основной принцип любого зрелища. Или ты отвергаешь и зрелище?»

Сколько раз в неделю мы смотрим «расслабляющие» кровавые боевики? Сколько раз мы ловим себя на мысли, что в новостях нас привлекает больше всего криминальная хроника? Сколько раз нам кажется, что люди, которые отворачиваются на сценах насилия, просто «играют на публику»? Сколько раз мы хотим, увидев, допустим автокатастрофу, подойти и посмотреть как выглядят по-настоящему смерть и тяжелые увечья?

Осуществляя или желая осуществить эти действия, мы всегда успокаиваем себя подобными мыслями: «Кровь в кино ненастоящая; Это нас не касается; Он просто изображает из себя недотрогу; Живых надо бояться, а не мертвых». А что, если мы когда-нибудь увидим на экране настоящее зверское убийство, то, как мы заговорим?

«Дипломная работа» начинается и заканчивается смертью. В первой сцене, пассажиров ссаживают с поезда, потому что кто-то упал на рельсы. Многим хочется посмотреть на мертвое тело, но работники метрополитена и врачи отгоняют слишком любопытных. Тем не менее, симпатии большинства зрителей будут не на стороне работников метрополитена и врачей. Затем,  когда умирает научный руководитель героини, ей предоставляется шанс увидеть настоящую смерть. Анхела, на первый взгляд, испытывает отвращение и страх, но это всего лишь ширма общественного приличия. На самом деле, ей очень интересно, ее распирает любопытство.

Режиссер хорошо показывает иррациональность человеческой натуры и тесно связанную с этим притягательность зла. Анхела, увидев видеозапись со «снаффом» и идентифицировав главного подозреваемого, упорно продолжает «тянуться к огню» и в фактическом, и в эротическом смысле. Как и с лицезрением первой настоящей смерти, благородная причина расследования смерти студентки – необходимая ширма общественного приличия; на самом деле ей очень хочется прикоснуться к чистому злу.

В образе Анхелы режиссер запечатлел среднестатистического потребителя, который постоянно ищет новых ощущений. Ведь «снафф», прежде всего, один из жанров кинематографа. По мнению режиссера, «снафф» только пока относится к сегменту «кино не для всех», но когда-нибудь он попадет в «мейнстрим».

Смотрите и задумайтесь!