Дмитрий Бондаренко (dm_bondarenko) wrote,
Дмитрий Бондаренко
dm_bondarenko

Categories:

Портрет русской дворянской интеллигенции в фильмах «Неоконченная пьеса...» и «Утомленные солнцем»

Портрет русской дворянской интеллигенции в фильмах «Неоконченная пьеса для механического пианино» и «Утомленные солнцем»

Я абсолютно не умею спать в самолете, поэтому во время длительных перелетов я начинаю мучить систему развлечений. В этот раз в программе фильмов были «Утомленные солнцем» - фильм, который я не смотрел лет 10. Как ни странно, просмотр фильма вызвал колоссальное удовольствие, как и в прошлый раз. Конечно, можно сказать много слов про Никиту Михалкова, но когда-то он умел снимать неплохое кино.

Летя обратно в Москву я посмотрел «Сибирского цирюльника», но этот фильм оказался очень хорошо снятой мыльной оперой про «хруст французской булки».  Вернувшись в Москву я вспомнил, что «Утомленные солнцем» вызвали у меня ассоциацию с еще одним давно просмотренным фильмом – «Неоконченной пьесой для механического пианино». Сегодня, я наконец пересмотрел «Неоконченную пьесу…» и понял, что «Утомленные солнцем» нужно рассматривать как своеобразное продолжение идей «Неоконченной пьесы…».

Я всегда считал, что школьный курс литературы, по большому счету, отбивает любовь к чтению. Зачем 14-летнему ребенку читать «Мертвые души»? Он же ничего не поймет и перепишет сочинение из Интернета, чтобы побыстрее отвязаться! Тоже самое можно сказать про Достоевского, Толстого и Чехова, которые писали произведения для взрослых людей, а не неопытных подростков.

В первый раз я прочитал пьесы Чехова в 15 лет и естественно ничего не понял. Во-второй раз я перечитал «Чайку» в 20 лет, и я уже начал немного понимать этот горький юмор. В 23 года, когда я уже работал, я начал понимать эти пьесы еще больше. Со временем, Чехов начал мне нравиться все больше и больше. Как метко описал Кара-Мурза, тургеневских барышень не было пока их не описал Тургенев[1] и такие же слова можно сказать про чеховскую интеллигенцию.


В конце XIX века, во время действия «Неоконченной пьесы…», много дворян разорилось или их доходы существенно сократились в связи с отменой крепостного права.  В этой связи многим дворянам пришлось пойти работать учителями, врачами или еще кем-то и, что еще более унизительно, брать в долг или продавать свои имения своим вчерашним разбогатевшим крепостным или нахрапистым купцам (вспомните «Вишневый сад»).

Эти дворяне не привыкли работать или добиваться чего-то и всячески сопротивляются этому. Им более практически не на ком выместить свою спесь и им остается только собачиться друг с другом. Другие дворяне уходят в иную крайность – начитавшись умных книжек пополняют ряды всяких социалистических кружков или организуют комитеты помощи крестьянам, абсолютно не разбираясь в чаяниях народа («Хороши они будут на покосе во фраках»).


«Неоконченная пьеса…» показывает очередной интеллигентский сбор в усадьбе генеральской вдовы Анны Петровны Войницевой. Практически каждый из героев по-своему озлоблен на действительность и пытается как-то это выразить, например, доктор Трилецкий спустя рукава исполняет свои обязанности, но их кредиторы лишь посмеиваются над их потугами выглядеть сильными.

Режиссер мастерски воплощает еще один любимый мотив Чехова – про неудачников, которые когда-то подавали большие надежды, потерявших все возможности, но мечтающих отмотать время назад. Очередным таким чеховским героем стал Михаил Васильевич Платонов – недоучившийся в университете школьный учитель, способный только плеваться желчью.


В усадьбе он встречает свою бывшую любовь и, на первый взгляд, ему удастся отмотать время назад. Несмотря на это, давняя мечта становится фикцией, но Платонов не способен ни на что большее, чем на дешевую истерику и окончательное осознание, что он так ничего и не добился к своим 35 годам, как и большинство героев фильма, бесцельно бродящих в пустоте.

В России XIX века такое поведение интеллигенции не вызывало жесткого отпора со стороны власти. Со временем интеллигенция, пропитанная злобой, начинает поддерживать всякие антимонархические движения, включая зарождающуюся РСДРП. Кто-то принимает активное участие в подпольном движении, но большинство ограничиться лишь устной поддержкой и копеечными взносами на помощь революции.


Эти интеллигенты овациями встретят Февральскую революцию, а кто-то – и Октябрьскую. Столкновение с народом, о котором они знали только по идеализированным рассказам, оказывается для них роковым. Много таких интеллигентов погибнет или эмигрирует, кому-то для сохранения придется быть «больше католиками, чем Папа Римский», а кто-то опустится на самое дно.

Среди всех этих дворян были единицы, кому удалось заручиться поддержкой новых сильных мира всего, включая через брак. Одной из таких счастливиц становится Маруся, вышедшая замуж за легендарного комдива Сергея Михайловича Котова. Благодаря этому браку, все родственники Маруси получают на какое-то защиту от любых репрессий со стороны советской власти.

В доме родственников Маруси советской властью даже не пахнет. Родственники Маруси вспоминают про гастроли в Швейцарии, оспаривают марксистскую теорию права и, в целом, довольно пренебрежительно относятся к действительности. В их глазах, советская власть – это нечто грубое и ужасное, вроде «учений против газовой атаки», от которых родственники Нади брезгливо улепетывают.

Представитель советской власти – комдив Котов - позер с хулиганскими манерами, не блещущий образованностью. Он упивается расположением Сталина и готов развернуть танки, чтобы показать простому народу свое могущество. Его забавляют эти интеллигентские рассуждения о прошлом, которое они не смогли защитить, но комдив Котов охотно позволяет им разводить фронду, прекрасно осознавая ее беззубость.


Настоящая советская власть 1930х не терпит никакой фронды и жестоко уничтожает любых винтиков, возомнивших себя неотъемлемыми элементами системы. Совсем скоро советская власть ворвется жестоким смерчем (а точнее – шаровой молнией) в жизнь семьи Котовых. В качестве «наводчика» для молнии советская власть посылает бывшего друга семьи Маруси – Митю или просто Дядю Митяя.

Когда-то Митя был вхож в дом Маруси, но Первая Мировая война и Революция разлучила его с практически родным домом. В эмиграции он становится сотрудником НКВД и получает возможность вернуться в Россию, чтобы отомстить ненавистному комдиву и расквитаться с семьей, которая вычеркнула его из своей жизни. Но об этом знает только комдив Котов, уверенный, что легко раздавит эту двуличную б…ь.


А пока все остальные родственники, как пятилетняя дочь Наденька, думают, что идиллия продлится вечно. Маруся и Митя насмешливо оденут противогазы, чтобы сыграть канкан, а потом радостно пустятся в пляс, наплевав на любые советские условности. Наденька будет восхищаться новым знакомым, знающим много новых вещей, а комдив не жалеет желчи для презренного сказителя.

И только в черной машине комдив Котов поймет, что он больше не герой войны, а один из тех, кого пустят под нож. Оставшиеся без покровителя жена и ее родственники осознают всю безжалостность настоящей советской власти, которой не заговоришь зубы, как кредитору в XIX веке. А получит ли Митя удовлетворение от того, что он помог уничтожить остатки дворянской интеллигенции?


Кухонная фронда будет снова дозволена только в середине 1950х годов. Но это уже будут другие люди, а от царской интеллигенции останутся, по большому счету, только воспоминания.
Tags: #1977, #1994, #кино, #рецензии, 1977, 1994, Кино России, Кино СССР, Никита Михалков
Subscribe

Posts from This Journal “Кино СССР” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments