?

Log in

No account? Create an account

Дмитрий Бондаренко


Previous Entry Share Next Entry
"Гавел: его жизнь", Михаэл Жантовский (Подмастерье)
dm_bondarenko
Подмастерье

«В чем есть некий род единства -  если  смотреть  на всякий выход как на вход куда-то»[1].
Том Стоппард «Розенкранц и Гильденстерн мертвы»

Осенью 1959 года Вацлав Гавел вернулся из армии. Несмотря на то, что до брака с Ольгой оставалось еще пять лет, жизнь Вацлава наладилась. У Вацлава Гавела не было никаких четких жизненных перспектив, но он все-равно жил лучше, чем большинство его сверстников. У него была жизненная цель, преданная девушка, место для жизни и его поддерживала семья, которая еще могла использовать остатки своего богатства. Но Вацлав нуждался в работе. Так как киноиндустрия была для него закрыта, театр выглядел самой подходящей альтернативой. Благодаря связям отца, Вацлав получил должность рабочего сцены в театре ABC. Труппа театра ABC состояла из громких имен, но одно имя затмевало их всех и этим именем был Ян Верих – один из довоенных титанов чешской культурной жизни.

Театр ABC был очевидным местом работы для Вацлава, потому что Верих олицетворял все то во что верила семья Гавелов: просвещенное и левоцентристское мировоззрение, противостоящее ксенофобии и авторитаризму предвоенной Европы. Также Верих старался сохранить культурную открытость с внешними течениями, например, современным авангардом, немецким политическим кабаре, французским музыкальным ревю, а также заокеанским джазом и свингом. В 1925 году Ян Верих, совместно с комедиантом Иржи (позже Джорджем) Восковцом и композитором Ярославом Ежеком, создали Освобожденный театр – первоклассное кабаре в котором выступали лучшие актеры, певцы, музыканты и танцоры той эпохи. После вынужденной эмиграции времен Второй Мировой войны, когда артисты передавали свои идем чехам через «Голос Америки», они вернулись в Чехословакию и обнаружили, что в их стране политическая сатира более не в почете. В 1948 году Иржи Восковец покинул Чехословакию навсегда и начал успешную карьеру в американском кино и театре, а его партнеры решили остаться на Родине. Поэтому, когда Гавел начал работать в театре, Ян Верих еще сохранял любовь публики, но потихоньку превращался в тень своего блистательного прошлого.

Благодаря работе с Яном Верихом молодой Вацлав Гавел смог впитать традиции довоенного авангардного чешского театра, а работа в других пражских муниципальных театрах позволила ему познакомиться с лучшими образцами классического театра, основывающегося на первоклассной европейской драматургии. В 1960 году Вацлав Гавел встретил Альфреда Радока, постановщиком таких пьес, как «Осенний сад» Лилиан Хеллман, «Женитьбы» Гоголя и «Игры любви и смерти» Роллана. Через некоторое время Вацлав станет ассистентом Радока на постановке «Шведской спички» Чехова, что позволит ему близко познакомиться с именитым режиссером и стать глубоким ценителем творчества Чехова.

Вацлав Гавел неоднократно писал в своих произведениях, что Альфред Радок был наиболее близок к чешскому аналогу Константина Станиславского и его методу работы с актерами. Альфред Радок создавал свои постановки на основании интенсивного и, периодически, жесткого диалога с актерами, нацеленного на слом их профессиональных барьеров и освобождению их внутренних натур. Хотя абсурдистский театр Гавела требовал иной манеры постановки, Вацлав Гавел на всю жизнь впитал идею театра как неотъемлемой части жизни, а не ее имитации или отражения. Он также сохранил привязанность к Альфреду Радоку, ставшем фактически его «отцом» в мире литературы и театра. Их дружба видна на страницах писем в 1970х, когда Альфред Радок, чья карьера состояла из взлетов и падений, эмигрировал со своей семьей в Швецию.

Ян Верих и Альфред Радок помогли Вацлаву Гавелу сделать первые шаги в мире театра, но амбиции Гавела быстро превзошли его должность ассистента. Несмотря на это, система работы театра, заточенная на звездном принципе, не давала быстрого карьерного роста. Но в театре ABC Вацлав Гавел понял, что «театр не должен быть просто фабрикой для постановки пьес или, если вам более угодно, простой совокупностью пьес, режиссеров, актеров, билетеров и зрителей. Театр должен быть нечто большим – живой интеллектуальной и духовной структурой; местом для духовного пробуждения; местом, где встречаются все возраста и эпохи, сейсмографом эпохи, ареной свободы и инструментом человеческого освобождения». Когда в конце первого сезона работы Гавела, Верих вышел на пенсию, оркестр театра сыграл в их честь мелодию «Верих – козел и Восковец – старый козел». В тот момент эра подошла к концу и Вацлаву Гавелу понадобились искать другой театр.

К счастью, в нескольких кварталах от театра ABC, зарождалась новая эпоха. Впервые, но не в последний раз, вдохновение пришло не от театра или литературы, а от музыки, точнее от рок-н-ролла. С его новым ритмом, неприличными текстами, аморальными танцевальными движениями и непристойной модой, рок-н-ролл не мог рассчитывать на запоздалый теплый прием в Чехословакии. Он был не только бунтарским, что уже было не очень хорошо, но он также был американским (то, что бунтарская натура рок-н-ролла позволит компенсировать его американские корни было слишком тонким аргументом для коммунистической цензуры).

Предчувствуя трудности, первая рок-н-ролл группа, Akord Club, играющая в клубе в центре города под названием Reduta (где тридцать лет спустя Вацлав Гавел будет подыгрывать на перкуссии саксофонной партии Билла Клинтона), решила ретушировать себя через чешские тексты и простую одежду, а также представления себя как музыкального театра. Это сработало благодаря двум талантливым людям: Ивану Выскочилу, клиническому психологу, сочинившему или сымпровизировавшему большинство театральных номеров и Иржи Сухи, художнику, подобравшему талантливые чешские тексты к американской музыке. Благодаря огромной популярности, этот пример повлек создание дюжин «театров», которые совместно с изменениями в кино, искусстве и литературе, изменят культурный ландшафт Чехословакии 1960х.

Как и любой большой взрыв, жизнь новых явлений была очень короткой, потому что они постоянно смешивались, делились и размножались. В стенах Reduta зародились две крупные группы, которые позже породили несколько культовых вещей. А Иржи Сухи обратил свое внимание на музыку и поэзию и совместно с новым партнером, адвокатом-композитором-художником, Иржи Шлитром основали легендарный дуэт в пражском театре СЕМАФОР, на представление которого мечтали попасть все чешские молодые люди. В это же время также зарождался другой театральный проект.

В ста метрах от запруженной набережной Сметаны расположена площадь Анны. Именно там в 1958 году, пока еще Вацлав служил в армии, группа молодых людей, под руководством Иржи Сухи и Иржи Шлитра, смогли создать театр в тесном здании на западной части площади и назвали его Театром на Балюстраде. После того, как Иржи Сухи создал популярный СЕМАФОР, Иржи Шлитр повернул Театр на Балюстраде в сторону интеллектуального экспериментирования.

Вацлав – рабочий, поймавший в театре ABC театральную волну, был поражен этим нашествием варваров. Он еще не имел возможности основать свой театр, но начал «со всей юношеской дерзостью» писать о театре. Вацлав Гавел написал несколько эссе об Иржи Верихе и Мирославе Горничке, феномене «маленьких» театров и иных вещах. Он отправлял свои эссе в разные журналы и смог заработать репутацию вдумчивого и увлекающегося рецензента. Также Вацлав сделал первые шаги на ниве драматургии, начав с одноактной пьесы в стиле Ионеско «Семейный вечер» - черной комедии о дряхлой бабушке, праздном муже и жене, обменивающихся нелогичными ремарками, меркантильной дочери и ее муже, а также канарейки, которая мертва всю пьесу, но никто так и не удосужился ее похоронить или выкинуть. В этой пьесе начинает действовать гавеловская тематика деперсонализированных героев, когда в конце пьесы рабочие приходят вынести со сцены весь реквизит и героев и кланяются публике.

Также Вацлав написал первый вариант «Меморандума» - абсурдистской пьесы об искусственном языке Ptydepe, идею о котором Вацлав получил у брата – будущего студента-кибернетика Пражского технологического института. А на самом деле, идея пьесы пришла Ивану во время службы в Восточной Словакии, когда он, чтобы оторваться от тоски военной службы, написал всю пьесу на выдуманном языке Ptydepe. Затем, Вацлав позаимствовал у брата новый язык и ряд сюжетных оборотов, и написал первый вариант «Меморандума».

Когда один из сотрудничающих с Вацлавом Гавелом журналов пригласил его на семинар представителей малых театров, он привлек внимание Ивана Выскочила и после того, как Вацлав показал ему текст «Семейного вечера», он пригласил молодого драматурга в Театр на Балюстраде. Поэтому, хотя Вацлав Гавел формально оставался буржуазным элементов, которому не светила работа лучше, чем рабочий на сцене, он получил шанс принять участие в работе и репертуаре театре. Хоть даже Вацлав попал в театр через служебный вход, теперь он получил шанс принять участие в театральной революции.