?

Log in

No account? Create an account

Дмитрий Бондаренко


Previous Entry Share Next Entry
"Гавел: его жизнь", Михаэл Жантовский" (Ольга)
dm_bondarenko
Ольга

Осталась только поза: время их
В неправду превратило. Среди трав
Их каменная верность, что в виду
Имелась вряд ли некогда, - в ряду
Последних доказательств шепчет вновь
Что наш полуинстинкт почти что прав
Что нас переживёт одна любовь
Филип Ларкин «Надгробие Арунделей»[1]

Вацлаву Гавелу еще не исполнилось и семнадцати, когда он повстречал женщину своей жизни. Он, конечно, овдовев женится во второй раз на Дагмар Веркшновой; у него будет, как минимум, две влюбленности в первом браке, и он периодически приударял за женщинами, или за ним будут приударять женщины, но у него всегда будет одна «та самая»: его соратник, его совесть, его первый читатель, его главный защитник и его самый жесткий критик. Отношения Вацлава Ольги пережили неодобрение матери Вацлава, нищету, трудности, неверность, тюрьму, и в конце концов они опровергли все стереотипы. Влияние Ольги на Вацлава (и наоборот) было столь значительным, поэтому можно предположить, что Вацлав без Ольги стал бы абсолютно другим человеком. Но в самом начале, упрямство с которым молодой поэт гонялся за Ольгой, несмотря на разницу в возрасте (она была на три года старше), различное происхождение (она происходила из Жижкова – восточного района Праги, славившегося не роскошью, а сильным пролетарским духом) и длительные периоды разлуки. Все это позволяет предположить, что уже тогда Вацлав видел в Ольге ту женщину, с которой бы он хотел провести всю жизнь.

Впервые они встретились в кафе Славия при очень банальных обстоятельствах. В химической лаборатории Вацлав познакомился с лаборанткой Зденой Тичей и немного увлекся ей о чем свидетельствовали стихи, посвященные ей. Здена также слегка увлеклась Вацлавом и, хотя она не стала его девушкой, она сходила с ним в кафе Славия и познакомила Вацлава с несколькими подругами с актерских курсов. Одной из этих подруг была Ольга Шплихалова.

Ольга сразу привлекла Вацлава, но поначалу она не нашла в нем ничего интересного. Вацлав был незрел, не уверен в себе и не отличался особой стройностью, а у Ольги был парень – студент актерского отделения Пражской академии изящных искусств. Но Вацлав Гавел не сдавался и через три года они стали парой. Скорее всего, Ольга была первой женщиной Вацлава. Когда они стали парой, Ольга сказала Вацлаву: «Ты скоро поймешь, что со мной не просто». Но через некоторое время Ольга поняла, что с Вацлавом было еще сложнее.

Что же Вацлав увидел в Ольге? Она не соответствовала его интеллектуальному уровню, а вся ее последующая эрудированность была результатом общения с мужем. У нее не было хороших связей и не могла познакомить Вацлава с интересными людьми и выдающимися людьми искусства. У Ольги было красивое и выразительное лицо, приятная улыбка и жесткие темные волосы, но по стандартам того времени ее нельзя было назвать сексуальной. Она потеряла несколько пальцев на правой руке из-за производственной травмы и часто носила перчатки, чтобы скрыть это. Ольга не флиртовала или отмачивались и не пытался скрывать свои мысли из-за необходимости.

Но Ольга была очень прямолинейна и всегда высказывала свое честное мнение окружающим и чаще всего она это делала по собственной инициативе. Впервые встретившие Ольгу чаще всего были сначала поражены ее прямой манерой. Но продолжившее с ней знакомство вскоре понимали, что Ольга не была агрессивна и не пыталась возвыситься или унизить окружающих, а она просто была очень прямым человеком. При этом ее суждение и выводы об окружающих были чаще всего правдивы. Поэтому скорее всего Вацлав потянулся к Ольге из-за ее честности и пренебрежения к социальным условностям. Вацлав уже ступил по бунтарской дорожке и ему нужна была уличная девушка, а не дебютантка.

А что же Ольга нашла в Вацлаве? Учитывая его возраст, неспортивную фигуру и дефекты речи, Вацлав не подходил на роль желанного парня. Много людей увлекались Ольгой, но мало кто говорил хвалебные слова Вацлаву. Его интеллектуальные метания и глубокие знания могли произвести впечатления на Ольгу, но они не делали его надежным партнером на жестких улицах Жижкова. Но у них было сходство. Как и Ольга, просто в немного другой форме, Вацлав верил в то, что говорил и это было видно окружающими даже в девятнадцатилетнем возрасте. И из проистекала другая черта Вацлава – идеалистичная надежда, простота на грани наивности и какие-то детско-уязвимые мечты, например то, что добро можно производить на фабрике. Ольга могла ассоциироваться с этим, потому что с детских лет она заботилась о младших братьях и сестрах, что развило в ней инстинкты любящей, но прямой матери. Она быстро увидела неуверенную и беспомощную сторону молодого Вацлава и его сильное желание быть любимым. Если для Ольги Вацлав был профессором, то для Вацлава Ольга была защитницей. Частые комментарии друзей о том, что «для Вацлава она была больше матерью, чем женой» позволяют поддаться этому банальному психоаналитическому трактовке их отношений, но Вацлав явно не желал воспроизвести свои отношения с матерью. Правда, что человек «выросший с энергичной и доминантной матерью» нуждался «в энергичной женщине за своей спиной, которая могла бы мне помочь советом и которой он мог бы восхищаться». В то же время он искал безоговорочного внимания и лояльности, которое не могла дать Божена, больше любившая младшего брата Ивана. В общем, в какой-то степени, Вацлав искал идеальную мать.

И в конце концов они оба были изгоями, но в случае Ольги это было более свободным выбором.  Тогдашняя реальность не могла предложить практически ничего, что Вацлав и Ольга могли назвать привлекательным или претендующим на привлекательность: «Основным опытом моего поколения… была жизнь при становлении коммунистической концепции социализма и… формирование своей точки зрения о ней, которая была не очень позитивной». Их сильно развитое чувство правдивости и честности помогло оградить их от претенциозности и лицемерия коммунистической идеологии. Несмотря на то, что Ольга, благодаря своему пролетарскому происхождению, не встречала таких препятствий на пути к высшему образованию как Вацлав, она решила не идти по этому пути. Она поняла, что университетское образование не совпадало с тем образованием, которое она получала в кафе Славия. Поэтому благодаря их бунтарству они научились держаться друг за друга, доверять друг другу и безоговорочно зависеть друг от друга.

Постоянно расширяющийся круг друзей Вацлава Гавела, состоявший из членов клуба «Тридцать шесть» и завсегдатаев кафе Славия, научился принимать и любить Ольгу. Несмотря на то, что она не могла добавить многого в интеллектуальных дискуссиях, она была настолько приземлена и реалистична, что друзья Вацлава не только не чувствовали перед ней превосходства, но и чувствовали страх и восхищение перед ней, потому что она могла легко приземлить их или, еще хуже, разоблачить их фальшивость.

Также Ольга получила довольно доброжелательный прием от отца Вацлава. Он был простым человеком, немного смущенным своим прежним высоким статусом, хоть даже не стыдился его как сын, и ему понравилась девушка или он решил поддержать выбор своего сына. С другой стороны, Божена не была так дружелюбна. Выходец из приличной семьи, живущая в прекрасной Праге, она ощущала большую нужду в сохранении остатков своего прежнего статуса. Или она просто была немного снобом. Ей не нравилась простота, неэлегантность, происхождение, рабочий говор и необразованность Ольги. Божена хотела своему сыну невесту из хорошей семьи, такую как милая Яна – дочь философа Яна Паточки, бывшего частым гостем в доме Гавелов. Но инстинктивно Вацлав также понимал, что Божена подозревала в Ольге оппортунистку, желающую сделать из ее расхлябанного сына успешного молодого человека, что, если бы и было правдой, нельзя было считать причиной для осуждения.

Божена хотела счастья для сына и ее беспокоило отсутствие постоянной девушки у Вацлава. Ее беспокойство только усилилось после того, как узнала о влюбленности Иржи Паукера в Ивана, несмотря на ее невзаимный характер, потому что это вернуло к памяти пример дяди Милоша. Если бы Ольга попыталась уступить этот властной женщине и пыталась бы завоевать ее симпатии и искать ее совета, то все бы шло по-другому. Но подобная линия поведения была недопустима для Ольга, хотя она из кожи вон лезла, чтобы не спровоцировать Божену. Это не было так просто, потому что пара начала проводить много времени в комнате Вацлава в доме Гавелов. Из-за этого получалась классическая ситуация борьбы между двумя сильными женщинами – матерью и любимой.

Но с самого начала Вацлав сделал свой выбор и не собирался от него уступать. Вацлав Гавел уважал и побаивался своей матери, но его независимость заставляла его бунтовать против матери. И как раз Ольга была олицетворением этого бунта. Поэтому несмотря на то, что Вацлав боялся разочаровать свою мать, вскоре он начал еще больше бояться разочаровать Ольгу. И, прежде всего, он не хотел разочаровывать самого себя. По мнению Вацлава, женитьба на Ольге было «вопросом фундаментального человеческого достоинства и самоуверенности, которых у меня ранее не было». Когда, по его инициативе, молодые люди расписались 9 июля 1964 года, Вацлав решил сразу не говорить об этом своим родителям. Он сказал об этом своим родителям только через пять после церемонии в письме, отправленном из отеля недалеко от Карловых вар, где молодые люди проводили свой медовый месяц. Скорее всего, Вацлав хотел, чтобы отец и брат сообщили Божене о браке ее старшего сына.

В письме Вацлава к отцу, полностью лишенном кафкианской горечи и язвительности, Гавел суммирует, для себя и матери, причины свадьбы и чувства к Ольге после восьми лет совместной жизни. Письмо не читается как страстная защита любимой, а выглядит как сухой анализ, но из него вырисовывается портрет серьезной привязанности. Вацлав не пытается заретушировать свои увлечения и измены, но они «не отдаляли меня от Ольги, а только привязывали меня к ней, что заставляло меня осознавать, как бессмысленны и глупы все эти «постельные» дела, по сравнению с настоящим и искренним взаимопониманием…». Он признает, что «Ольга никогда не будет профессором Гарвардского университета». Но Вацлав считает, что Ольга привнесла в их отношения «элемент здорового и чистого чувства жизни и творческих ценностей, а также естественный и открытый природный ум, оценивающий весь окружающий мир».

Тогда и в другие времена, затрагивающие отношения Вацлава Гавела с противоположным полом, современный читатель не всегда поймет интеллектуальную подоплеку подходов Вацлава Гавела. Он был типичным представителем того времени, строившим отношения без учета чувств противоположной стороны. Несомненно, что Ольга, принявшая отношения, хотела бы большей привязанности со стороны Вацлава. Но осуждение Вацлава Гавела как мужской шовинистической свиньи стало бы дешевым морализаторством. И доказательством крепости их отношений стало то, что они оставались вместе и любили друг друга в течение пятидесяти лет.

Счастливые пары все похожи и, простите за тавтологию, «парность» является их основной характеристикой. Два человека могут страстно по-своему любить друг друга, но они не становятся «парой» и это приводит к катастрофичным последствиям. А Гавелы были именно парой, в чем-то очень нетипичной. Они часто пререкались в присутствии других людей, но, когда они были одни, они тихо читали разные книги или занимались своими делами, не замечая друг друга. Но тишина прерывалась в момент появления внешнего раздражителя. «Ольга» - произносил Вацлав, когда что-то выходило за рамки его возможностей или он что-то терял. «Вацлик» - произносила Ольга, когда видела очередную мерзкую статью в коммунистической газете или видела очередного супергагента, следящего за их домом. Если они приезжали в Градечек, она была его Цербером каждый раз, когда Вацлав удалялся писать в свой кабинет. И следующим утром Ольга была первым чтецом Вацлава и он нервно курил, ожидая ее одобрения. Многие пары разрушаются из-за трудностей или успеха, но в случае Гавелов эти факторы только укрепляли их брак. В то же время, несмотря на их привязанность, Ольга была не менее, а может даже более, независима, чем Вацлав. Когда Вацлав сел в тюрьму, Ольга стала его верными глазами и ушами, его управляющим и добытчиком, но она отказалась играть роль безутешной вдовы и находила свои развлечения и свою компанию. Аналогично, она сопровождала Президента Вацлава Гавела на приемах и зарубежных визитах, но она отказалась становиться полноценной Первой Леди, проводящей круглые сутки за политически важными мероприятиями, что было для нее также привлекательно, как и клетка для волка. И когда она заболела, Вацлав не рассказывал народу о ее боли и страданиях, а позволил ее умереть также гордо, как и она жила. И как ни странно, такая смерть вызвала такую народную скорбь, которую не было со времен самосожжения Яна Палоха в 1969 году. Ольга была скалой и Вацлав осознал это еще в тот момент, когда писал отцу то письмо.

  • 1
Спасибо большое

  • 1