?

Log in

No account? Create an account

Дмитрий Бондаренко


Previous Entry Share Next Entry
На опасных дорожках: интервью с Полом Верховеном (1990) (III часть)
dm_bondarenko
Первая часть.

Вторая часть.

FC
. У вас сформировалось личное мнение по этим вопросам?
ПВ. Конечно, у меня есть свои идеи, основывающиеся на моем восприятии реального и нереального. Я думаю, что в мире не так много реального. Но сейчас остаются вещи, которые не совсем ясны для нас. Оккультизм – иная неизвестная нам категория законов, возможно связанная, но я точно не уверен, с нашей цепочкой ДНК или иной подобной вещью.

FC. «Заводные»?
ПВ. «Заводные» был очень сердитым фильмом. Именно тогда начались проблемы с комитетами и мне пришлось очень долго ждать финансирования. И я думаю, что я был настолько зол по поводу всего и был так взбешен после череды успешных фильмов в Голландии, что «Заводные» получились очень злым, негативным и циничным фильмом.
Но мне он нравится. Этот фильм отражает то, что люди делают друг с другом. Это был фильм о молодежи, и не об аристократичной молодежи «Солдат королевы». В «Заводных» была группа синеворотничковых парней, у которых было намного меньше преимуществ и возможностей, но они пытались чего-то добиться через мотокросс.
Поэтому я люблю этот фильм. Я работал в свободной атмосфере с молодыми людьми. Конечно не все было снято идеально и есть ряд неудачных сцен, но я считаю это одним из своих самых личных фильмов.

FC. «РобоКоп»?
ПВ. Эта была возможность поработать в Америке. Сначала мне не понравился сценарий, но моя жена убедила меня в потенциале истории и заставила меня перечитать сценарий.

FC. Я читал, что вам не нравится «Плоть+Кровь», но мне этот фильм очень нравится. Этот фильм очень оригинально рассматривает тематику Средневековья.
ПВ. Точно и в этом я вижу главный плюс фильма. Но с другой стороны, я чувствовал постоянное давление со стороны американских студий. Я жил Европе и переезд в США меня впечатлил. Все звучало так чудесно, интересно и выглядело намного более умным.
Первоначальный 40-страничный сценарий фильма (и вы увидите как далеко мы отошли от него) был написан в 1971 году Герардом Сутеманом, на основе «Дикой банды». Джек Томпсон был офицером, а Рутгер Хауэр был сержантом, которые разделились после захвата города. Выкинутый из города стал грабителем, а другого отправили уничтожить его. Эта была история о людях, бывших друзьями, но вынужденных сражаться и убивать друг друга.
Это было основной канвой: два человека, которые нравились или любили друг друга, вынужденные по разным причинам биться друг с другом. И они не могут убежать от судьбы. Первоначально девушка (Дженнифер Джейсон Ли) была незначительным элементом сюжета. Но мы пришли к фильмы, где героиня является яблоком раздора между Томом и Рутгером, а Джек Томпсон является второстепенным персонажем. Поэтому вместо интересно вариации на тему «Дикой банды» мы получили треугольник, в котором героиня манипулирует двумя героями.

FC. Были ли у вас на съемках разногласия с Рутгером?
ПВ. О да! К концу съемок мы ненавидели друг друга (смеется)! Мы не могли больше выносить друг друга.

FC. Вам удалось помириться?
ПВ. Не совсем. Но нам удалось погасить основной негатив, мы больше не ненавидим или пытаемся избежать друг друга. Несмотря на это, мы больше не звоним и не видимся. Невербально, мы по-прежнему не смогли восстановить нашу прежнюю дружбу.

FC. А что было предметом раздора?
ПВ. У нас были… у меня было иное видение героя Рутгера.

FC. А он разделил мнение студии?
ПВ. Я бы так сказал. Я бы также сказал, что Рутгер стал козлом, потому что он сильно изменился из-за киноиндустрии и больше не был тем прежним парнем. А Рутгер, наверное, сказал бы: «Пол был так не уверен в себе, потому что это был его первый американский фильм, что он больше не мог меня снимать». Понятно? Поэтому у нас было две причины для различного способа видения вещей. И я не могу точно сказать, что моя версия была наилучшей (сммется). Я конечно верю в свое видение, как и он верит в свое.
И мы постоянно спорили. Я хотел, чтобы он играл легче, как Берт Ланкастер в «Красном корсаре». Но мне не удалось этого добиться, и фильм стал прямолинейнее и тяжелее.

FC. Но по иронии, когда я смотрел «РобоКоп» - не умаляя игры Питера Уэллера, - я думал, что Рутгер Хауэр был бы идеальным Мерфи.
ПВ. Да, я думаю фильм был бы также хорош, или даже лучше, с Рутгером в главной роли.
Пять лет – долгий срок для гнева и, я думаю, что я больше не злюсь на Рутгера. Пару недель назад я, вместе с детьми, смотрел «Солдат королевы» и увидев Рутгера, я сказал: Во, б.., он такой отличный парень! Он так хорошо смотрится, он так хороши играет!» И я мог так хорошо выражать себя через Рутгера, он был моим альтер-эго, но теперь это потеряно.
Это был как выражать ту часть себя, которая не совсем моя. Или часть себя, которая говорит: «Хорошо, эта часть является абсолютно иным лицом». Этим лицом был Ругтер. Рутгер выражал мою хорошую сторону и поэтому так тяжело, что моя хорошая сторона пошла против меня.

FC. А кого вы считаете плохой частью себя? Йеруна Краббе?
ПВ. (смеется) Ага, но на самом деле Йерун Краббе хороший парень!

FC. Но отличный злодей.
ПВ. Да, он отлично справляется. Он очень хороший актер, один из лучших театральных актеров в Голландии. В течение 15-20 лет он сыграл все главные роли в основных классических постановках. Вы можете попросить его сыграть Гамлета, Короля Лира или Христа и в любой этой роли он будет великолепен. Он очень талантливый человек и, как актер, он лучше Рутгера. Конечно, Рутгер прекрасен на пленке. И этого у Рутгера не отнимешь.

FC. А что вы скажете насчет Рене Саутендейк?
ПВ. Рене больше похожа на Рутгера. Она естественная. Рене никогда не работала в театре, а сразу пошла в киноактрисы. Поэтому ее можно называть настоящей киноактрисой.

FC. А в чем разница?
ПВ. Ну… наверное в осознании, что камера любит тебя. Каким-то образом Рутгер и Рене осознают, что каждый поворот их лиц и каждое их движение прекрасно отображается на пленке. Как Билли Уайлдер сказал о Мэрилин Монро: «У нее есть киноплоть». Можно сказать, что ноги, шея и стопы Монро отображались на камере. А другие люди играли и забывали о своих стопах.

FC. Вы не боитесь застрять в клише режиссера фантастики?
ПВ. Съемка фантастики дает небольшую внутреннюю защиту, потому что этот жанр отдален от реальности. А я пока не чувствую, что достаточно знаю Америку, чтобы моя публика поверила мне. Поэтому я пока прячусь в жанре фантастики.

FC. Когда вы будете готовы перейти к съемкам настоящей Америки?
ПВ. Хоть сейчас, был бы сценарий. Я бы с удовольствием снял комедию.

FC. Каких комедийный режиссеров вы любите?
ПВ. В основном Билли Уайлдера и Эрнста Любича. Также недавно я начал любить Вуди Аллена и Мела Брукса. Но Билли Уайлдер более… близок тому кино, которое я хочу снимать. Самая лучшая известная мне комедия – «В джазе только девушки».

FC. В американском кино, зрители хотят включить в действие мораль и они хотят, чтобы каждый моральный конфликт был разрешен и в лучшую сторону…
ПВ. Я на 100% согласен. Именно это я и люблю в американском кино: люди не болтают о чем-то, а делают что-то. Поэтому даже если ты хочешь изобразить персонажа путем языке – более европейский подход, - то я все-равно больше верю в отображение через движения, действие.

FC. Но все же у нас есть этот странный пуританизм, в особенности среди критиков и цензоров.
ПВ. Конечно удивительно, что в кино и ТВ нельзя показать людей, мочащихся в писсуар. Я знаю это, потому что в сцене «РобоКопа», где два героя говорят в туалете, мне нельзя было показывать как они мочатся.
Смешно то, что все идут в туалет и никто не убивает друг друга. Я думаю, что сходить отлить менее оскорбительно и проблематично, чем убить кого-то.

FC. Если в американских фильмах показывают туалеты, то обычно там кого-то избивают или убивают.
Да. Вы не можете отлить. Вы можете делать все что угодно, даже возможно заниматься сексом, но просто отлить… Забудь об этом (смеется).
В общем – и я не говорю за все страны. Я жил во Франции, Голландии и Германии, и теперь провел четыре-пять в Штатах, но с точки зрения драматургии, США полно сюрпризов и драматизма… и это дает импульс для работы. Поэтому все мое пребывание здесь я чувствую только позитивный настрой. Я всегда вдохновлялся тем, что я читал в газетах и моей реакцией на прочитанное. Я всегда чувствую, что я часть чего-то, что у меня есть позиция – со всеми или против всех. В Штатах всегда есть о чем поговорить и разозлиться или обрадоваться услышанному.
Конечно, ваше общество более помешано на насилии и это, по сути… ужасно. Но не ужасно для автора драм, потому что драма основывается на том, что идет неверно, не так ли? Все что является проблемой – драма. Здесь так легко, потому что если ты хочешь от кого-то избавиться в своей драме, то их намного проще убить, чем в Голландии, где ни у кого нет оружия. Это ужасные слова! (смеется) Но это правда. Иногда чтобы что-то сделать нужно обратиться к социологическим, оккультным вопросам или к болезненности!

  • 1
.......Оккультизм – иная неизвестная нам категория законов

И эти люди делают кино? ужас. Ну надо же как-то разбираться в основных понятиях. Оккультизм не просто вреден, а смертельно вреден. Вах! прочитал последний вопрос во второй части. Он не просто не разбирается, он еще оказывается и курсы проходил и вообще имеет интерес к оккультизму. Ну тогда так нужно написать: И ЭТИ ЛЮДИ ЕЩЕ ДЕЛАЮТ КИНО???

Рутгер конечно крут... И даже тем, что ушел из Голливуда.

Edited at 2018-07-05 11:26 am (UTC)

Этот человек делает отличные фильмы.

  • 1