Дмитрий Бондаренко


Previous Entry Share Next Entry
"Hellraiser" (1987)
dm_bondarenko
The box. You opened it. We came

В 1981 году Анджей Жулавски снял свой самый личный фильм - «Одержимая». Дарио Ардженто сказал, что «Одержимая» оказала определенное влияние на «Дрожь», но мне не удалось обнаружить его. Но пересматривая сегодня после пятилетнего перерыва «Восставшего из ада» я ловил себя на мысли, что Клайв Баркер внимательно смотрел четвертый фильм Анджея Жулавского (точнее пятый, если брать в расчет «На серебряной планете»).

В 1979 году Анджей Жулавски сказал потенциальному продюсеру, что «Одержимая» - это «история о женщине, трахающей осьминога». И ряд невнимательных зрителей восприняли «Одержимую» именно таким образом, как и «Восставший из ада» для кого-то остался историей про страшного мужика с гвоздями в голове (Пинхеде). При этом оба этих фильма имеют намного больше смыслов.

Помните персонажа Хейнриха (любовника Анны) из «Одержимой»? Если да, то вспомните как он искал просветления в дзен-буддизме и иных восточных тематиках, выражая ехидство режиссера по поводу повального увлечения Запада тематикой Востока и псевдоинтеллектуализма в целом. В «Восставшем из ада» также присутствует тематика Востока, но в меньшем объеме.

Также Хейнрих пытался найти новые источники наслаждений и именно это роднит его с пресыщенным подонком Фрэнком из фильма Клайва Баркера. Только Хейнрих искал новые источники наслаждений в марихуане и визитах в Индию, а Фрэнк смог заполучить в свои руки заветную Шкатулку и попасть в иной мир («Рай для одних и ад для других»).

Как и «Одержимая», «Восставший из ада» активно использует тематику семейного кризиса. В фильме Анджея Жулавского семья находится на грани распада из-за постоянного отсутствия мужа Анны, а в фильме Клайва Баркера семья находится на грани распада из-за влечения Джулии к Фрэнку – брату-подонку своего мужа. Но обе героини нашли свой способ восполнить внутреннюю пустоту.

Джулия, как и Анна, начала создавать своего идеального любовника. Джулия не родила его, но она, обезумев от похоти, начинает убивать мужчин и скармливать их останки сбежавшему из потустороннего мира Фрэнку. Также мне кажется, что Клайв Баркер, как и Анджей Жулавски не питал особо теплых чувств ни к какой религии.

Конечно Клайв Баркер перенял главную талант Анджея Жулавского – смешение жанров. Британский писатель-режиссер использует жанр ужаса для разбавления драмы о развале семьи на почве похоти, а поляк снял притчу, философски-психологическую семейную драму с вкраплениями жанра ужаса и мистики. Но у поляка до последнего кадра непонятно – все происходящее в «Одержимой» является плодом больной фантазии героев или нет?

А у британца сенобиты играют роль существ, выполняющих желание людей, желающих приобщиться к недосягаемым высотам наслаждения и страданий. В отличие от Фредди Крюгера, они приходят только если их позовут, но их способы намного более изощренные, чем у хохмящего человека с обожженным лицом. Поэтому мне кажется, что сенобиты являются злой усмешкой авторы по поводу моды на оккультизм и над постоянным поиском новых ощущений.

Но Клайв Баркер – не Анджей Жулавски. Британцу не хватает огромной эрудиции, бешеной энергии и специфичного чувства юмора поляка. Несмотря на это, Клайву Баркеру удалось удачно включить в «Восставшего из ада» ряд мотивов Анджея Жулавского и снялть умный и непредсказуемый фильм, который прекрасно смотрится и через 30 лет.

Если вы еще не смотрели его – срочно смотрите и если мне не изменяет память, то даже первый сиквел вышел намного слабее оригинала.

?

Log in

No account? Create an account