Дмитрий Бондаренко


Previous Entry Share Next Entry
«Тигр» Анджея Жулавского – несуществующий приключенческий боевик
dm_bondarenko
http://culture.pl/en/article/zulawskis-tiger-the-art-house-action-adventure-that-never-was - оригинал.

Многие режиссеры привязываются к сценариям, которые им так и не удается снять, и Анджей Жулавски – один из самых скандальных и талантливых режиссеров, - не был исключением. Один из подобных сценариев – безумный приключенческий боевик с Дольфом Лундгреном в главной роли, - остается тихой легендой в которую никто полностью не верит. Culture.pl надеется услышать правду от Дэниэла Берда - друга и сценариста покойного режиссера.

В течение пятидесяти лет профессиональной деятельности, Анджей Жулавски (1940-2016) снял всего тринадцать фильмов и был автором множества великолепных сценариев, не нашедших свое экранное отображение.

В 1960х, для своего учителя Анджея Вайды Анджей Жулавски обратил в сценарий книгу Джозефа Конрада «Сердце тьмы». Вместе с писателем Кристофером Франком (автором «Американской ночи» - литературного первоисточника для «Главное – любить» - французского дебюта Анджея Жулавского) Жулавски написал на английском сценарий «Внутреннее королевство» - гангстерской драмы, действие которой начиналось в Венеции и оканчивалось в Брайтоне.

Затем был сценарий «Невидимок», написанный сразу после «Одержимой» (1981), вместе с американским писателем Фредериком Тютеном. Но этот сценарий остался на бумаге после того, как потенциальная главная героиня «Невидимок» - Настасья Кински, - посчитала сценарий непристойным.

Также в начале 1980х, легендарный итальянский продюсер Дино Де Лаурентис, заплатил Жулавскому за написание сценария высокоинтеллектуального триллера «Лучник». Этот фильм планировалось снимать в США и в главной роли должен был сниматься Джин Хэкман. В 1986 году, Анджей Жулавски написал сценарий эпической исторической драмы о Жанне Д’Арк («Та, которая танцует») и на главную роль он планировал взять Софи Марсо. Но и эти проекты также не нашли себя на пленке.

Несмотря на кучу нереализованный сценариев, особого упоминания достоин сценарий «Тигра» - военной драмы про Индокитайскую войну, написанный для Cannon Films – независимой студии, возродившей карьеру Чарльза Бронсона и сделавшей звезду из Жана Клода Ван Дамма. Это был проект Анджея Жулавского и Дольфа Лундгрена - Хи-Мена из «Властелинов вселенной». Но к сожалению «Тигр» остался предметом для сослагательного наклонения. Но как Анджей Жулавски – польско-французский артхаусный режиссер, - умудрился написать сценарий боевика для Cannon Films?
Моби Дик в джунглях

Для меня эта история началась в 2011 году, когда я получил электронное письмо от французского писателя и режиссера Джереми Дамуазо, писавшего биографию Дольфа Лундгрена. Он хотел спросить у Анджея Жулавского про сценарий, который я никогда не слышал – «Тигр». Жулавски отказался отвечать на вопросы и когда я спросил почему, он сказал, что финальный сценарий практически не имел ничего общего с его оригинальной идеей. Затем Жулавски рассказал длинную историю, начиная с поразившего его жесткого реализма «317-го взвода» (французский фильм 1965 года снятый Пьером Шёндёрффером) и закончившуюся описанием его концепции «Тигра» - фантазийно-реалистичной сказки.

В 2011 году Анджей Жулавски уже 11 лет не снимал кино (последний на тот момент фильм «Верность» вышел в 2000 году). Но я направил сценарную заявку «Тигра» одному известному английскому продюсеру, снабдив ее заголовком – «Моби Дик в джунглях».

Возможность получения потенциальных инвесторов подогрела интерес Анджея Жулавского и он согласился со мной, что «написание сценария в стиле Джозефа Конрада было бы счастьем». Поэтому в течение нескольких месяцев мы вместе работали над этой забытой историей.

Какое же было первое творческое желание Анджея Жулавского? Избавить от определенного артикля. Режиссер прекрасно знал французский и «Le Tigre» вызывало у него ассоциации с Жоржем Клемансо. Фильм более не назывался The Tiger, а назывался просто Tiger: «Спасибо за первые комментарии по ТИГРУ. Слишком много слов для электронного сообщения. Ты свободен на следующей неделе?»

До этого письма, Анджей Жулавски высказал мне пожелания по поводу духа первой сцены фильма: «Я бы хотел показать свистопляску жестокости в грязи и тропическом ливне».

Чтобы облегчить мне работу, Анджей Жулавски дал мне несколько исторических книг: «Я думаю, что сценарий должен начаться с ночной атаки на отдаленный французский форт. Чтобы выбрать верный временной контекст для охоты на Тигра, я думаю, что действие должно происходить либо в Хоабинь или еще лучше в Насаме – городах, павших в 1951-1952 гг.».

Иногда я ощущал, что мы снимали очень странный бадди-муви. Героями сценария были Филипп – очень умный капитан из обедневшего древнего рода, запятнавшего себя сотрудничеством с Петеном во время Оккупации, и католик-убийца, спорящий о Боге с атеистом Филиппом. И все споры происходили в промежутке между сценами кровавой охоты.

Но для Анджея Жулавского история с «Тигром» началась в 1983 году, когда он готовился снимать «Публичную женщину». Этот фильм основывался на автобиографическом романе-дебюте Доминик Гарньер. Но Анджей Жулавски преобразовал первоисточник в политико-эротический триллер обо всем, начиная с Достоевского и заканчивая Солидарностью. На главную роль в «Публичной женщине» режиссер рассматривал Валери Каприски, недавно сыгравшую вместе с Ричардом Гиром в ремейке «На последнем дыхании».

Агентом Валери Каприски была Мириам Брю. Мириам Брю выиграла конкурс красоты в 1950е и в той же декаде стала звездой итальянского кино. Потом она вышла замуж за немецкого актера Хорста Буххольца (одного из героев «Великолепной семерки») и ради семьи отошла от актерства. Но к началу 1980х Мириам Брю заново открыла себя как агента, ибо имела точный глаз на красоту и талант. Именно Мириам Брю открыла множество звезд французского кино 1980х годов, включая Марушку Детмерс и Матильду Мэй. К этому же времени Анджей Жулавски получил репутацию лучшего режиссера для женского таланта, поскольку в его активе числились лучшие роли Роми Шнайдер и Изабель Аджани. В этой связи Анджей Жулавски и Мириам Брю сформировали творческий союз.
Срочно нужен хит

Перепрыгнем в 1987 год. В этом году Менахем Голан и Йорам Глобус – владельцы Cannon Films, - столкнулись с репутационной проблемой. Их имя стало синонимом с безвкусным малобюджетным кино. Чтобы показать, что они не только снимают низкопробное кино, братья дали картбланш ряду серьезных режиссеров: Джону Кассаветису («Потоки любви» в 1984 году), Андрею Кончаловскому («Любовники Марии» в 1984, «Поезд-беглец» в 1985), Жану-Люку Годару («Король Лир») и Франко Дзефирелли («Отелло»).

Мириам Брю увидела возможность для Анджея Жулавского. В то время, как «Публичная женщина» стала хитом французского проката, «Шальная любовь» провалилась. Современная экранизация «Идиота» оказалась провалом и в прокате, и среди кинокритиков. По словам Анджея Жулавского, позже Gaumont отозвало финансирование «Той, которая танцует», поскольку испугалось реакции французских националистов на иностранную экранизацию истории Жанны Д’Арк – символа французской нации.

Затем Анджею Жулавскому пришлось забросить съемки «Болезни любви». Сценарий этого фильма был написан совместно с Даниэль Томпсон, но у режиссера возник конфликт из-а подбора актеров (продюсер Мари-Лор Рейр хотела взять на главную роль Изабель Аджани, а режиссер хотел взять Беатрис Далль, недавно прогремевшую с «37,2 градуса по утрам»).

Короче говоря, Анджей Жулавски срочно нуждался в хите…

По словам Жулавского, Мириам Брю устроила встречу с владельцами Cannon в каннском отеле Карлтон. В номере этого отеля Жулавски рассказал братьям свою концепцию фильма о группе легионеров, сбежавших из лагеря в горную вьетнамскую деревушку. Но перед тем как вернуться к своим, они вынуждены выполнить просьбу жителей деревушки и найти угрожавшего им тигра. В поисках тигра, герои встречают красивую вьетнамку, делающую вместе с шаманом опиум. И после этого, боевик вступает в свою фантазийную фазу.

Голану очень понравилась сценарная заявка польского режиссера и он высказал всего одно пожелание – можно ли сделать тигра белым? Услышав положительный ответ, Голан немедленно попытался подписать контракт, но ручка не писала. Анджей Жулавски увидел в этом дурное предзнаменование…
Фильмы о его отце

Легко подумать, что Анджей Жулавски поддался общей моде 1980х на фильмы о Вьетнамской войне. Оливер Стоун уже снял «Взвод», Стэнли Кубрик только закончил съемки «Цельнометаллической оболочки» и Cannon снимала свою серию фильмов «Пропавший без вести». Но на самом деле у Анджея Жулавского была личная связь с Вьетнамом.

Как-то Анджей Жулавски сказал, что в молодости Анджей Вайда дал ему следующее предупреждение – тот фильм, который он выберет в качестве дебюта, задаст курс всей его дальнейшей карьере. Поэтому Жулавски решил снять свой дебют о родном городе. «Третья часть ночи» основана на рассказах отца режиссера о Второй Мировой войне. В годы Второй Мировой войны Мирослав Жулавски был членов львовской ячейки Армии Крайовой. Также он был кормильцем тифозных вшей в Институте Рудольфа Вайгля. После войны, Мирослав Жулавски стал дипломатом и побывал во Франции и Чехословакии.

После падения французского мандата в Индокитае, Мирослав Жулавски был направлен во Вьетнам, чтобы написать книгу о жизни вьетнамцев при коммунистах. В 1956 году Мирослав Жулавски публикует эту книгу (Drzazgi Bambusa). Как и у сына, литератураный дебют отца задал курс его дальнейшей карьере.

«Тигр» планировали снимать на английском языке и продюсеры прислали к польскому режиссеру американского сценариста Питера Коэна – сына Сэма Коэна, бывшего тогда одним из крупнейших голливудских агентов. Питер Коэн помогал со сценарием в доме режиссера в Фромоне (недалеко от Парижа). Французский продюсер Кристиан Фери – один из основных французских продюсеров Анджея Жулавского, - работал над предварительным съемочным расписанием.

Но к сожалению, после написания первых вариантов сценария «Тигра», Cannon столкнулись с серьезными финансовыми проблемами и потеряли контроль над проектом.

Пока «Тигр» искал нового продюсера, Анджей Жулавски снял три фильма: идиосинкратичную экранизацию книги Рафаэль Билетдуа «Мои ночи прекраснее ваших дней», фильм-оперу «Борис Годунов» и костюмную драму о последних днях романа Шопена и Санд «Голубая (прощальная) нота».

Но злоключения Анджея Жулавского с Cannon нашли свое отражение в книге «В глазах тигра» - отдельных историй о злоключениях польского режиссера-эмигранта в Париже, Нью-Йорке и Лос-Анджелесе.
Работая с шаманом

Но через 25 лет, в 2011 году, «Тигр» снова вернулся. Анджей Жулавски вернулся к этой истории с новым энтузиазмом. Но и новая и старая версия сценария затрагивали одно из сквозных увлечений режиссера, а именно шаманизм.

Никто не спорит, что одной из отличительных черт Анджея Жулавского был его подход к актерской игре. Как и Ежи Гротовски, Жулавски считал актерство религиозным актом и что самые старые религиозные акты были связаны с шаманством. В своем незавершенном фантастическом фильме «На серебряной планете», Жулавски показывал зарождение религии через ритуальные танцы и поклонение огню. Шаманизм также играл ключевую роль в «Шаманке» - единственном фильме Жулавского, снятом в постсоциалистической Польше.

В этой связи, часть сценария «Тигра» была посвящена миру Хмонги-шаманизма. Одним из источников вдохновения Анджея Жулавского были книги иезуитского миссионера Эрика де Росне, хорошо знавшего практики камерунских врачей-колдунов. За десятилетие до «Тонкой красной линии», Жулавски решил снять свой фильм о последних днях французского правления в Индокитае, переходящего в историю о племени Хмонги.

Но встречи с Анджеем Жулавским всегда носили маниакально-депрессивный характер. В один день он говорил: «В точку, БРАВО! Чем безумнее, тем лучше!». А в другой день: «История все больше и больше отдаляется от меня и ее больше не узнаю…».

И «Тигр» опять казался потерянным в джунглях.
Французская эволюция

Анджей Жулавски сделал последнюю попытку. Он решил заново переписать сценарий на французском и поменял ее акцент – это была более не история о солдатах охотящихся за тигром в джунглях, но о режиссере, безуспешно пытающемся снять фильм о солдатах охотящихся за тигром в джунглях… Анджей Жулавски увязал историю французского Индокитая с личной драмой режиссера в кризисе, его роскошного агента, его знаменитой жене-актрисе, скользких продюсерах и ловком сценаристе. Вьетнам встречается с Парижем и Каннами.

Много фильмов Анджея Жулавского имеют личный аспект и третий вариант «Тигра» не стал исключением. Одна из сцен была вдохновлена работой советского документалиста Романа Кармена, особенно его фильма о падении Дьен Бьен Фу. Как и в своем предыдущем фильме о блокаде Ленинграда, Кармен подвергся критике за постановочные кадры ряда ключевых битв. Но для Жулавского единственной правдой в кино была откровенность о его фальшивой природе.

Переписав сценарий, Анджей Жулавски решил не снимать его, посчитав его «самой безумной вещью, которую я написал». Также семидесятилетний режиссер уже не мог снимать фильм во Вьетнаме и Таиланде.

Какое-то время, Анджей Жулавски думал опубликать «Тигр» вместе со своими иными неснятыми сценариями, включая «Невидимки», «Та, которая танцует» и «Лучник». Затем, в 2014 году, после 15-летнего перерыва, Анджей Жулавски вернулся в кино с экранизацией книги Витольда Гомбровича «Космос». И что интересно, как и «Тигр», «Космос» затрагивал вопросы создания произведения искусства.
Секретный герой Жулавского

В то время как «Тигр» не нашел своего отражения на экране, его «душа» отражает Жулавского как писателя и режиссера. А для польских историков культуры стало бы интересно услышать, что Анджей Жулавски говорил о третьей версии «Тигра» (2011) как о «конрадовском произведении».

Выяснилось, что в течение всей жизни Анджея Жулавского его моделью был писать Джозеф Конрад. Джозеф Конрад начал свою писательскую карьеру после 30 лет и он писал на английском – своем третьем языке, как и у Анджея Жулавского. Джозеф Конрад писал свои книги на основе своего опыта в качестве моряка торгового флота. Анджей Жулавски также считал себя «исследователем», но он исследовал не моря, а сердце киноиндустрии – гламур, финансы и подлость (вспомните скандальную книгу режиссера «Nocnik» (2010), где он назвал Харви Вайнштайна «ненасытной голливудской свиньей», еще до того, как это вошло в моду).

Эти тематики Анджей Жулавски затрагивал в нескольких своих фильмах, например «Главное – любить» и «Публичная женщина». Также они нашли свое отражение в нескольких сценариях («Внутреннее королевство» и «Невидимки»), а также во множестве книг, включая вышеупомянутую «В глазах тигра».

Но основным сходством Жулавского и Конрада было их свободное отношение к канонам жанра, например «Тигр» был военной и личной драмой. Поэтому, логично, что последним сценарием Анджея Жулавского, датированным 2015 годом, стала экранизация классического романа Виктора Гюго «Труженики моря» - романа, пробудившего интерес Джозефа Конрада к морю.

  • 1
Спасибо! Хотелось бы больше читать о Жулавском : )

Не за что.
В моем Журнале много материалов о Жулавском.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account