Дмитрий Бондаренко


Previous Entry Share Next Entry
"Кориолан", 2012
dm_bondarenko
Целые народы пришли бы в ужас, если бы узнали, какие мелкие люди властвуют над ними (Шарль Луис де Талейран-Перигор).
  Данный фильм является режиссерским дебютом Рэйфа Файнса, и как прежде Лоуренс Оливье он экранизировал Шекспира, но дебютант экранизировал менее известное для широкой публики произведение великого драматурга под названием «Кориолан». И в отличие от сэра Лоуренса, экранизировавшего Шекспира практически слово в слово, Файнс перенес действие пьесы в современное время. Это не первый опыт перенесения действия пьес Шекспира в ХХ-ХХI вв., но большинство предыдущих попыток никак нельзя назвать выдающимися, а очевидными примерами являются фильм База Лурмана «Ромео + Джульетта» 1996 года и фильм Майкла Алмерейда «Гамлет» 2000 года. Но история кинематографа знает один выдающийся пример переноса пьесы «Ричард III» в 1930е годы в работе режиссера Ричарда Лонкрэйна. И главный вопрос, который будет занимать зрителя перед просмотром этого фильма, будет удалось ли Файнсу сравняться или превзойти фильм Лонкрэйна или же получится средний фильм на уровне «Ромео + Джульетта».

    Действие данного пьесы, и соответственно фильма, происходит в Риме. Триумфально вернувшись после победы при Кориолане над народностью вольски, Гней Марций получает предложение от консула Менения Агриппы баллотироваться на этот высокий пост. Гней Марций не очень стремится к этой должности, но под влиянием своей матери он решает принять это предложение. Но его кандидатура не устраивает народных трибунов Юния Брута и Сициния, и они начинают грязную кампанию против Гнея Марция среди плебса, напоминая им о его презрительных ремарках насчет простолюдинов. И им это удается, толпа освистывает Гнея Марция прямо во время церемонии приведения к должности консула, и позже во время прямого эфира народным трибунам удается настроить толпу и они объявляют Гнея Марция врагом отечества и изгоняют его из города. Гнею не остается ничего другого, кроме как идти к своему заклятому врагу, военачальнику вольски Туллу Ауфидию. Когда он доходит до его ставки, Гней предлагает Ауфидию два варианта: либо перерезать ему горло, либо вместе с ним идти в поход на Рим. Пораженный видом своего заклятого врага, Ауфидий соглашается идти с Гнеем Марцием на Рим...

    Этот фильм вышел во время поголовного разочарования людей в политике и политических деятелях, и вдумчивый зритель обнаружит множество аналогий с событиями в фильме в истории и современных политических реалиях.

    Прежде всего этот фильм прекрасно показывает насколько быстро народ забывает о великих свершениях своих героев под влиянием некоторой кучки политиканов, которых заботит отнюдь не народ, а собственное благополучие. И в этом плане очень показательна сцена на рынке, куда Гней Марций идет для предвыборной агитации среди плебса. Поначалу ему это удается, но через минуту после его ухода вышеуказанные народные трибуны начинают агитировать народ против Гнея Марция, напоминая им про жестокое подавление военначальником голодного бунта, и через несколько секунд толпа начинает скандировать «Гнея Марция в Тибр» (не дословно). И за подобными историческими примерами не нужно далеко ходить, вспомните Уинстона Черчилля, получившего «Орден Башмака» сразу после того как он привел Великобританию к победе, или генерала Шарля де Голля, дважды спасителя Франции и отправленного своим же народом в отставку в 1969 году.

     Также этот фильм показывает доминирующую роль СМИ в современном политическом процессе, даже сцена объявления Гнея Марция врагом Рима происходит в телестудии, хотя еще несколько дней назад тот же телеканал показывал триумфальное возвращение Гнея Марция в Рим и присвоение ему почетного титула «Кориолан». И при желании можно обнаружить аналогию с ранним Михаэлем Ханеке, в особенности с «Видео Бенни», где он показывал разрушительное влияние СМИ на человека.

    И сам Гней Марций Кориолан выглядит в этом фильме анахронизмом, честным и прямолинейным человеком, который не может «переступить через себя» и превратиться из доблестного военачальника в циничного политикана. Даже произнесение предвыборной речи перед Сенатом дается ему с огромным трудом, видно как он пересиливает себя, с каким напряжением он произносит каждое слово. И ему, неустрашимому и непобедимому на поле боя, нечего противопоставить двум циничным народным трибунам.

    Игру Рэйфа Файнса можно сравнить только с игрой Лоуренса Оливье в «Ричарде III», он не играет, а живет своим персонажем. И несмотря на то что Гней Марций Кориолан по ходу фильма предстает очень жестоким, агрессивным и непомерно гордым человеком, все-равно его персонажу сопереживаешь. Но в одной сцене он предстает добрым и сопереживающим человеком, когда его мать, жена и сын идут вымаливать у него пощады для Рима, что до этого не удалось ни его старому боевому товарищу, ни консулу, поддержавшего его кандидатуру. И когда мать встает на колени, а пораженный этим Гней Марций плачет и вымаливает прощение у своей матери не содержит в себе ни тени фальшивости или наигранности. Единственная роль Файнса, которая может сравнится по глубине и мощи с Гнеем Марцием Кориоланом, это персонаж Амона Гета в «Списке Шиндлера».

    Тоже самое можно сказать про Ванессу Редгрейв, которая в отведенное ей небольшое экранное время смогла изобразить сначала гордую мать военачальника-героя, позже жаждущую крови римских сенаторов разгневанную женщину, а затем вымаливающую у своего сына пощады для Рима, забывшей при этом про лицемерие толпы, освиставшей совсем недавно ее сына и цинизм народных трибунов.

    Джеральд Батлер сыграл неплохо, однако на фоне Рэйфа Файнса он теряется. Но он смог передать внутреннее духовное братство двух военачальников, несмотря на их долгую взаимную вражду. Даже в финальной сцене, когда вольски убивают Гнея Марция за заключенных без их ведома мир с Римом, и когда Ауфидий при нанесении последнего удара фактически заключает Кориолана в объятие, видно что он убивает своего духовного единомышленника и это будет его преследовать всю жизнь.

    Единственное нарекание этому фильму можно сделать с технической стороны. В качестве оператора Рэйф Файнс пригласил  Бэрри Экройда, прежде работавшего над «Повелителем бури», и его «дергающаяся камера» во время боя в Кориолане кажется неуместной. Если в «Повелителе бури» она была к месту, из-за его полудокументальной манеры и атмосферы постоянно витающей над главным героем смерти, то здесь по-моему стоило применить более традиционную методику съемки боевых действий.

    В заключение хочется сказать, что получился великолепный фильм, и я буду удивлен, если не увижу его среди основных претендентов на «Оскар» в будущем году.

9 из 10.

?

Log in

No account? Create an account