Дмитрий Бондаренко


Previous Entry Share Next Entry
Перевод интервью с Анджеем Жулавским и Дэниэлом Бердом (Часть III)
dm_bondarenko
Offscreen: Вы говорили о «Женщине-демоне»?
Дэниэл Берд: Да.
Анджей Жулавский: Да, Вы точно подметили про «Женщину-демона». Но я немного дополню Вам комментарий – мне кажется, что эти люди получают удовольствие от своего «творчества», они как…

Offscreen: Бизнесмены.
Анджей Жулавский: Нет, нет, нет, нет. Режиссеры, люди, монстры, маски! Они так увлечены этим, они прекрасно в этом преуспевают. Это как секта и все кто, не состоят в этой секте, считаются придурками и старыми пердунами. Члены этой секты считают, что они знают, как преуспеть в обществе, как жить и они знают, как действовать в рамках жанра. Но они неправы.
Дэниэл Берд: Это умение продавать, как в фильмах про монстров. Съемки большинства фильмов подобны простой фразе: «Я люблю фильмы про монстров». Если взять «Чужого» или «Нечто», то их значительность в том, что они вышли за рамки фильма про монстров. Но если подгонять все фильмы под одну гребенку, то это будет означать непонимание сути.

Offscreen: Да, как первая «Годзилла» не была простым фильмом про монстров.
Анджей Жулавский: Повторюсь, что кино изменяется благодаря техническим новшествам. Эти новшества находят достаточно талантливого человека, способного качественно применять это новшеств, а затем происходит трансгрессия.

Offscreen: Да, трансгрессия очень важна, но нужно помнить о словах Андре Базена. Он говорил, что большинство считают, что форма влечет в себе изменения в языке кино, но на самом деле движущей силой является содержание. Андре Базен иллюстрировал свой тезис на примере неореализма, возникшего из реалий послевоенного мира, когда повседневная жизнь стала драмой. Именно это повлекло зарождение неореализма, а не новые камеры.
Анджей Жулавский: У них не было денег и Чинечитта была разрушена. Поэтому они были злы и вышли на улицу. У них получилось четыре, пять или шесть шедевров, а потом неореализм кончился.
Дэниэл Берд: Вот видите, у Вас нет денег и актеров или Вы недовольны своими актерами.
Анджей Жулавский: Большинство икон неореализма были из театра.

Offscreen: Я бы хотел упомянуть о Вашей связи с Кронебергом, о которой Вы возможно не знаете. Вы с ним связаны супружеской темой, поскольку идея «Одержимой» возникла из Вашего развода. В свою очередь, Дэвид Кроненберг снимал «Выводок» он назвал его своим «Крамером против Крамера». В «Выводке» была женщина, рожавшая маленьких монстров и они уходили в леса убивать людей. Эти монстры были манифестацией ИД этой женщины. Как мы помним, перед съемками «Выводка» Дэвид Кроненберг пережил тяжелый развод.
Анджей Жулавский: Ну да, у нас есть одна общая черта – бывшие жены.

Offscreen: То есть Вы согласны о наличии общей черты?
Дэниэл Берд: Я припоминаю момент, когда в 1990е «Одержимая» впервые вышла на видео и Анджей с Софи были в Лондоне, где последняя снималась в фильме про Бонда. Вы дали Софи кассету и внутри в ней была записка: «Одержимая мечется между артхаусом и грайндхаусом». Прочитав этот комментарий, Анджей Жулавский сказал: «Нет, настоящий ужас заключается в том, что пара расстается и Вы не понимаете почему».
В этом и заключается разница между «Одержимой» и «Выводком» - наличие загадки. Зритель «Одержимой» не понимает причины разрыва – из-за иного парня? Из-за монстра? И Анджей Жулавский не дает нам точного ответа. В свою очередь, в «Выводке» герой Оливера Рида все нам объясняет. В этом и заключается основная черта фильмов Кроненберга – они все несут печать мифологии, научно-фантастической мифологии и в них нет места загадке.

Offscreen: Может быть использовать парапсихологию, хотя нет, Вы правы. В «Одержимой» у Вас нет никаких сведений о персонажах, Вы даже не знаете профессию героя Сэма Нила.
Анджей Жулавский: Мне интересно слушать Ваши рассуждения, но для меня все сводится к одному вопросу – Вы понимаете жизнь? Позвольте мне быть прямолинейным. Вы понимаете жизнь? Нет.

Offscreen: В моем возрасте я пока не понимаю жизнь (смеется).
Анджей Жулавский: Вы дали некоторые биологические объяснения и еще что-то, но Вы понимаете по-настоящему? Кино – это искусство. Кино – это загадка, содержащее вопрос, на который Вы сами должны найти ответ и никак иначе. Возьмем к примеру «Аватар».

Offscreen: Который я так и не посмотрел.
Анджей Жулавский: Он вызывает негативные эмоции, потому что в конце концов «Аватар» получился глупым фильмом, имеющим ответ. У «Аватара» есть мораль и ответ. В начале, «Аватар» производит впечатление благодаря спецэффектам, но в конце концов (имитирует рвоту).

Offscreen: Всегда лучше оставляться пространство для трактовки, чем все разжевывать.
Дэниэл Берд: Очень смешно выслушать историю от англичан, познакомившихся с Тарковским, когда он приезжал в Ковент-гарден ставить «Бориса Годунова». Они все говорили одну историю – о том, как они ходили в кино с ним и поражались его выбору, - он хотел смотреть «Лунного гонщика». Они говорили, что Тарковский интересовался западными техниками съемок. Конечно, как режиссер, ты должен профессионально интересоваться разными фильмами, но это не равносильно получению удовольствию от фильма.
Анджей Жулавский: Он получал удовольствие, мы с ним примерно одного возраста и я понимаю его…

Offscreen: Вот мы и заговорили о запретных удовольствиях.
Анджей Жулавский: Выйдите из тюрьмы и Вы тоже будете обожать все яркое, шумное и вульгарное.

Offscreen: Да, Вы не хотите думать.
Анджей Жулавский: Нет, Вы больше не хотите лицезреть четыре серые стены. Поэтому Вы хотите воспринимать мир как цирк и по-детски радуетесь этому. И Тарковский был ребенком, как и все мы – выходцы из Восточной Европы. Я до сих пор не забуду, как я попал в Парижскую киношколу и я иду по улице с двумя очень умными людьми и один из них – итальянец, - уже написал докторскую диссертацию. Они обсуждали дневники Чезаре Павезе, а я пошел смотреть «Сисси». Я до сих пор не забуду, как они были шокированы моим поведением. Помните «Сисси» - австрийский фильм с Роми Шнайдер?

Offscreen: Я не знаю этот фильм.
Анджей Жулавский: Нет? Да ладно Вам. Это был фильм об Императрице Австро-Венгрии – жене Франца-Иосифа I, - убитой в Триесте. Как раз, ее прозвище было Сисси. Вы смотрели фильм Висконти «Людвиг»?

Offscreen: Фильм Висконти знаю.
Анджей Жулавский: Там была императрица с длинными волосами – это Сисси. Ее любили за красоту, культурность и талант. А «Сисси» Эрнста Маришки был глупым фильмом о девочке, выросшей в сказочной сельской семье, ставшей Императрицей Австрийской. И именно этот фильм я хотел посмотреть, а не рассуждать о дневниках Чезаре Павезе.
Дэниэл Берд: Когда я был в Армении, мне рассказали забавную историю о том, что в армянском КГБ всегда крутили американские фильмы. Также мне рассказал Станислав Радкович, что «Дьявол» был любимым фильмом польского ГБ, как оно называется?
Анджей Жулавский: Нет, мой фильм был запрещен и конфискован ЦК Коммунистической партии Польши. Сколько это длилось? По-моему, восемнадцать лет.
Дэниэл Берд: Да, около восемнадцати лет.
Анджей Жулавский: И когда я получил обратно копию своего фильма, она была неудовлетворительного качества, поскольку ее постоянно крутили.

Offscreen: Как мы помним, Адольф Гитлер был большим поклонником «Кинг Конга» и почти все диктаторы были киноманами (смеется).
Дэниэл Берд: Или давайте вспомним любимый фильм Сталина – «Волга-Волга».

?

Log in

No account? Create an account