Дмитрий Бондаренко


Previous Entry Share Next Entry
В память об Анджее Жулавском ("Szamanka", 1996)
dm_bondarenko
Фильм без маски

В комментарии к американскому DVD-изданию «Шаманки» Анджей Жулавски рассуждал о том, что большинство фильмов имеют свои «маски». В том числе, режиссер говорил и о своих картинах. По словам Анджея Жулавского, «Дьявол» был плодом его размышлений о радикальной польской молодежи, использованной консервативными элементами Коммунистической партии Польши для оправдания реакционного переворота в 1968 году. Если вы помните, действие «Дьявола» происходило в Польше конца XVIII века – момента, когда страна потеряла свою независимость. В этом фильме необходимость «маски» была продиктована политическими соображениями, поскольку Анджей Жулавски снимал «Дьявола» в социалистической Польше.

В этом же комментарии, Анджей Жулавски сказал, что он хотел снять «Шаманку» как фильм, показывающий ситуацию в постсоциалистической Польше. При этом режиссер особо подчеркнул, что он не включил в «Шаманку» свои комментарии о происходивших событиях и этот фильм не имеет своей «маски».

В замечательном отзыве на «Мои ночи прекраснее ваших дней» galina_guzhvina точно подметила, что для иллюстрации своих идей, Анджей Жулавски снял этот фильм с нарочито французским шиком. В случае с «Шаманкой», режиссер решил пойти по модели «Публичной женщины». В «Публичной женщине» Анджей Жулавски показал «Париж сутенеров, убийц и подонков» (взято из обзора на kinomaza.com). В «Шаманке» режиссер показал нищую и оборванную Польшу начала 1990х годов.

По словам одного из главных героев фильма профессора антропологии Михала: «Шаманизм был первой религией человечества». Если взять описание шаманизма в любой энциклопедии, то вы прочитаете, что данная форма религии связана с магией, анимизмом, фетишизмом и тотемизмом. Как и в «На серебряной планете» Жулавский использовал цивилизационную методологию Арнольда Джорджа Тойнби. Режиссер показал зарождение новой примитивной капиталистической польской цивилизации. Жители новой Польши ведут себя в полном соответствии с критериями, относимым к шаманству: танцуют безумные ритуальные танцы, преклоняются перед деньгами и успешно копируют самые низкопробные образцы западной культуры и образа жизни.

В своем отзыве на «Прощальное послание» я охарактеризовал предыдущий фильм Анджея Жулавского как анти-биографический. Посмотрев «Шаманку», я пришел к выводу, что этот фильм можно назвать анти-эротическим. Возвращаясь к «Мои ночи прекраснее ваших дней», в части откровенных сцен (цитируя себя) режиссер снял их полными боли, нежности и красоты. «Шаманка» полна откровенных сцен, но они не содержат ни единого намека на красоту, более всего они напоминают животную копуляцию.

Анджей Жулавски был твердо убежден в том, что актерство является, по преимуществу, женской профессией. В «Шаманке» режиссер не изменил своему убеждению. В этом фильме место Женщины Жулавского заняла Итальянка-Шаманка. Итальянка показана архетипной Шаманкой «привлекающей мух и людей и сеющей смерть». Итальянка излучает примитивную первобытную сексуальную энергию. Также, мне кажется, что режиссер хотел показать в Итальянке нового польского человека – безграмотного, жестокого и потребляющего.

По моему мнению (я могу быть неправ), Анджей Жулавски не питал теплых чувств ни к какой религии. В «Шаманке» Католическая церковь показана инертной силой, отчаянно пытающейся занять в сердцах поляков место, ранее отведенное коммунистической идеологии. Брат Михала – католический священник, - показан слабым и запутавшимся человеком. Общее отношение режиссера к священнослужителям продемонстрировано фразой Михала: «Когда не знаешь что делать, становись священником».

Во всех трех фильмах «польской трилогии» (Третья часть ночи, Дьявол и Шаманка[1]) Анджей Жулавски использовал мотив Апокалипсиса. В «Шаманке», как и в «Дьяволе», апокалиптические мотивы носят вычурно абсурдный характер. Режиссер показывает современную Польшу, возглавляемую подонками и бандитами и которые с театральной жестокостью расправляются со своими оппонентами. При этом все сцены насилия выглядят как иллюстрации из кошмарных снов художников-сюрреалистов.

В одном интервью, Анджей Жулавски высказал свое фи «польскому кино морального беспокойства». Его отрицательное отношение к данному кинематографическому течению было мотивировано тем, что зрители в кинозале знали намного больше, чем могли показать скованные коммунистической цензурой режиссеры. Анджей Жулавски всегда считал, что нельзя делать никаких поблажек для зрителя, его нужно «бить по голове дубиной».

Большинство критиков сказали, что польское кино умерло после 1989 года. Анджей Жулавски не согласился с этим, дал польскому народу зеркало и заставил в него смотреть. Его в очередной раз обвинили во всех смертных грехах, но зритель проголосовал деньгами за режиссера. «Шаманка» стала одним из самых популярных польских фильмов и в некоторых польских городах священники блокировали входы в кинотеатры.

Посмотрите этот фильм, и лучше посмотрите его не один раз. Я сам понял этот фильм только со второго раза.




[1]Я не стал включать в этот список «На серебряной планете» из-за того, что этот фильм исследует человеческую цивилизацию в целом, хотя в нем можно найти отголоски польской истории.

?

Log in

No account? Create an account