June 7th, 2015

"Danton", 1982

Невинные или виновные, мы все должны отдать наши головы республике. Республика узнает своих по ту сторону эшафота

Холодной весной 1794 года, во второй год республики, Жорж Жак Дантон возвращается в Париж и пытается остановить машину террора, запущенную якобинским Комитетом общественного спасения…

Режиссером «Дантона» был известный польский режиссер Анджей Вайда и, разумеется, критики увидели в фильме отображений происходящих в Польше событий. Тем не менее, Анджей Вайда всегда был выше простого политизированного режиссера и данный фильм нельзя однобоко рассматривать как аллегорию на противостояние между Войцехом Ярузельским и Лехом Валенсой.

На фоне страдающего народа разворачивается безжалостная борьба между Максимилианом Робеспьером и Жоржем Жаком Дантоном. С первых минут режиссер погружает зрителя в мир революционного Парижа – голодные и оборванные люди, ждущие свою скудную пайку хлеба, безжалостная Национальная гвардия, алчущий крови Комитет общественного спасения и гильотина, неумолимо отправляющая людей на смерть.

Франция охвачена «тихой» гражданской войной и не с двумя, а с множеством противоборствующих сторон – якобинцы, кордельеры, роялисты, журналисты и многие другие. Несмотря на принятие в 1789 году Декларации прав человека и гражданина и повсеместное декларирование демократических ценностей, страна движется к диктатуре, знающей только одно слово – смерть. Национальный конвент первым почувствовал дыхание смерти, и самая многочисленная фракция депутатов полностью оправдала свое прозвище – «болото».

Жорж Дантон изображен человеком, полным иллюзий, думающим, что словом можно сокрушить машину террора. Он отказывается разгромить якобинцев силой оружия и думает, что сможет превратить суд в трибуну для пропаганды и склонить народ на свою сторону. Но боги революции жаждут крови своих детей и первым на плаху пойдет Дантон. Я не могу точно судить об исторической аккуратности данного портрета Дантона. Тем не менее, можно точно говорить о том, что эта роль – одна из самых лучших у Жерара Депардье. Если вы хотите насладиться настоящим Жераром Депардье, игравшим у лучших европейских режиссеров и блиставшим в паре с первыми актрисами мирового кино, то ни в коем случае не пропустите данную картину.

В исторической и художественной литературе сложилось два противоположных портрета Максимилиана Робеспьера. Одни авторы его изображают как безжалостного монстра, купающегося в крови невинных людей, а другие авторы рисуют портрет подлинного мученика Революции. Анджей Вайда показал Робеспьера аскетичным человеком, фанатично преданным идеалами Революции. В начале картины он еще сохраняет остатки человеческого облика и пытается уберечь бывших друзей и соратников от безжалостного Трибунала и гильотины. Но, по мере ужесточения ситуации во Франции и озверения членов Комитета общественного спасения, душа Робеспьера все больше и больше мертвеет. Когда я читал литературу про Робеспьера, я представлял его в образе Войцеха Пшоняка – аскетичные манеры, тихий голос и взгляд, от которого стынет кровь. 

Кульминацией фильма является процесс против дантонистов. Данный процесс можно охарактеризовать следующей приписываемой Октавиану Августу фразой: «Ты должен умереть!» В мире террора нет места справедливости, равенству сторон, законности и презумпции невиновности. Несмотря на мужество и ораторский талант Дантона, попытки апеллировать к законам и чувствам народа, Комитет общественного спасения уже заочно приговорил его к смерти. Но, Максимиллиан и многие другие последуют за Дантоном и на горизонте уже загорается звезда бригадного генерала Наполеона Бонапарта, окончательно похоронившего Революцию.

Подводя итог, хочется сказать, что получился один из самых сильных и страшных фильмов про Великую французскую революцию. Рекомендую посмотреть «Дантон» в паре с «Королевой Марго».