December 26th, 2009

В чем суть нового театра? В отражении реальности.

Авторитетные исследователи «Красного Мая 1968» поставили дату выхода «Китаянки» (24 июня 1967 года) в хронологию важнейших событий которые предшествовали этому знаменитому социальному кризису.

Этот этапный для парижского студенчества фильм является историей пятерых молодых людей: Гийома (актер), Ивонна (маргинальный элемент: или горничная, или проститутка), Вероник (выходец из семьи банкиров), Серж (рабочий) и Анри (химик). На время университетских каникул они все живут в одной небольшой парижской квартире и пытаются постичь идеи Маркса, Ленина, Мао и через это изменить себя и общество.

Этот фильм можно рассматривать как вольное прочтения произведения Достоевского «Бесы». Годар позаимствовал из романа фабулу и некоторые сюжетные линии (имя одного из героев — Серж Кириллов, а это прямая отсылка к Сергею Кириллову, сюжетная линия химика Анри перекликается с линией персонажа Ивана Шатова), но его целью не была экранизация этой книги, для Годара это только оболочка.

«Китаянка» доводит до абсолюта все те кинематографические приемы, которые были начаты еще в «Безумном Пьеро» и других более ранних работах режиссера. Во-первых, принесенный Годаром из театра прием «разрушения четвертой стены» (стирание грани между искусством и жизнью) тут выражен в серии «интервью» которые персонажи дают съемочной группе, периодически мелькающей кинематографической хлопушке. Также эстетика киноколлажа, начатая в «Безумном Пьеро» здесь также получила свое дальнейшее развитие (вставка в эпизоды цитат, съемок деревни, парижской жизни и т. п.).

Но, несмотря на свою политизированность и идеологизированность, этот фильм прекрасно раскрывает сущность левой молодежи. Это выражается в театрализованности действия (примером является разыгрываемая героями Вьетнамская война) «Они были детьми по отношению к марксизму-ленинзму» — сказал один из героев и через это режиссер говорит что марксизм — это не игра. Но ключевой момент — это диалог Вероник с ее преподавателем философии Франсисом Жансоном, который легко опровергает все их тезисы («Вы знаете только то что существующая система вам ненавистна… По тому как вы взялись за это я полагаю что вы не продержитесь и недели».). Также на протяжении фильма звучит песня «Mao Mao» текст которой примерно таков («Во Вьетнаме гибнут люди, а я все твержу: Мао, Мао,..») И как история показала Годар оказался прав (Лидер «Красного Мая» Даниэль Кон-Бендит сейчас депутат Европарламента от «зеленых» и противник экстремизма). И также Годар предугадал появление леворадикальных террористических организаций (RAF, Красные бригады), в фильме это показывается через подготовку покушения на советского министра культуры Шолохова.

Подводя итог я не буду ставить оценку этому фильму, потому что он не может быть оценен стандартно. Но лучше перед просмотром изучить политическую историю Франции 60х годов, чтобы разбираться в огромном потоке имен (Мендес-Франс, Миттеран, Дебре и т. п.).

Когда нам казалось что все кончено, только теперь становится понятно, что это было только начало.

В самом начале фильма проводится параллель «Май 1968 — Май 1972». С момента знаменитого политического кризиса прошло 4 года, Шарль де Голль уже ушел с поста президента, его место занял Жорж Помпиду, премьер-министр Жак Шабан-Дельмас проводит в жизнь свою программу «нового общества», на первый взгляд все в порядке.

Фильм концентрируется на супружеской паре: режиссере Жаке, пребывающем в творческом кризисе после Мая 1968 и американской журналистке Сьюзан. Они вместе едут на колбасную фабрику, где рабочие заперли директора в его кабинете, протестуя против низкой зарплаты и тяжелых условий труда…

Этот фильм относится к тому периоду, когда Жан-Люк Годар и Жан-Пьер Горин сформировали «Группу Дзиги Вертова» и начали снимать политические агитки и другие экспериментальные работы, так что этот фильм можно рассматривать как возвращение к более привычным кинематографическим формам.

Главный мотив который проходит через весь фильм — это надвигающийся социальный взрыв, который будет еще мощнее чем «Красный май» и его не сможет предотвратить ни меры правительства, ни полиция.

Авторы критикуют одинаково и правые, и левые партии. Сцена с человеком читающим «L`Humanite» (официальная газета Французской коммунистической партии) призывающего отказаться от забастовки так как «партия просит» и сцена в супермаркете где коммунист не смог объяснить программу партии — это пощечина ревизионисткой ФКП и воплощение маоисткой идеи «двух коммунизмов», а это идея была ранее озвучена в «Китаянке». Также как и линия с директором фабрики и издевательство над некоторыми положениями «нового общества» Дельмаса — это пощечина правым.

И фильм намеренно сделан без окончания, как было сказано в закадровом комментарии: «В этом фильме мы оставляем ее и его сидящими молча и смотрящими друг на друга…».

Подводя итог я хочу сказать что творчество «Группы Дзиги Вертова» на любителя, но все же этот фильм достоин просмотра.