?

Log in

No account? Create an account

Дмитрий Бондаренко


Previous Entry Share Next Entry
Человеку не нужны ни атомные бомбы, ни пластиковые стаканчики.
dm_bondarenko


В 1979 году Годар вернулся в большой кинематограф с картиной «Спасайся кто может», за ней последовала «Страсть» (мне лично она кажется своеобразным переосмыслением тем, затронутых в «Презрении») и в 1983 году Жан-Люк Годар создает «Имя Кармен».

Фильм раскрывается не единым сюжетом, а несколькими сюжетными линиями. Первой линией является история дядюшки Жанно, которые сначала сымитировав сумасшествие, лежит в больнице. Второй линией является история племянницы Жанно Кармен, которая приезжает к дяде чтобы попросить у него квартиру якобы для съемок фильма и последующем ее романе с полицейским, который она закрутила прямо на месте ограбления. Третьей линией – о банде, членом которой является и Кармен, которая сначала совершает ограбление банка, а потом планирует похитить дочь крупного бизнесмена. И все это перемешивается с репетициями «Квартета Прат», играющих Бетховена.

Этим фильмом автор высмеивает все, в том числе самого себя. Вообще он поиронизировал над собой еще в «Спасайся кто может», но там это было сделано косвенно, через линию персонажа Пола Годара, но тут Годар сыграл самого себя. Сыгранный им дядюшка Жанно, бродящий по палате клиники в обнимку с магнитофоном и говорящий грубости медсестрам, плохо выбритый, одетый в видавшую виды одежду и постоянно курящий огрызок сигары. И действительно он кажется всего лишь исчерпавшим себя сумасшедшим, которому только остается брюзжать на современную киноиндустрию и молодежь. Также он высмеял, как раньше в «Китаянке», радикально настроенную молодежь. Это выражается в неправдоподобно снятой сцене ограбления банка и попытке похищения, которые являются то ли съемкой фильма, то ли реальными действиями (можно сказать, что Годар этим также высмеял свой радикализм 70х или как было сказано в одном из его фильмов: «игру в революцию»).

Необходимо затронуть и техническую сторону фильма. Во-первых у фильма прекрасный звуковой монтаж, в частности его переходы от музыки Бетховена к Тому Уэйтсу. И с первых кадров видна работа давнего оператора Годара Рауля Кутара, его «всевидящая» камера прекрасно дополняет фильм.

Подводя итог я хочу сказать, что не верьте тем, кто говорит что Жан-Люк Годар выдохся после 1967 года. И хоть даже в его фильмах 80х годов уже не чувствуется той энергии, которая была у Годара в 60е, но все же он еще может творить шедевры.

Как обычно с авторским кино, я не буду ставить ему оценку.